«Мы помогаем кредитору видеть дальнейшую жизнь заёмщика»

«Мы помогаем кредитору видеть дальнейшую жизнь заёмщика»

Александр Куликов, руководитель коммерческого отдела ЕЮС, Об уровне готовности компаний дополнять «пакеты» правовыми услугами, а также возможностях, которые такое дополнение открывает.

 

- Как вы выходили на микрофинансовый рынок? С каких продуктов начали?

- Впервые мы задумались о сотрудничестве с МФО в 2015 году. Наш бизнес во многом развивается параллельно со страховым, и именно тогда  мы заметили, что микрофинансисты достаточно успешно начинают продавать услуги коллег. Первыми, кто в нас поверил, стали ООО «МКК УК ДС ЮГ», и в 2016 году мы с ними запустили «пилотный» проект, в рамках которого протестировали три «пакета» услуг.  Несмотря на то, что спрос на продукты со стороны заемщиков был, мы поняли, что сделали их достаточно дорогими для сегмента. Поэтому через 3-4 месяца мы приостановили проект для смены тарификации и адаптации предложений именно под клиентов МФО.

- МФО в этой схеме сотрудничества выступает агентом?

- Да. По аналогии с bank insurance. Это «коробочные продукты», которые предназначены клиентам МФО, которые приходят взять или погасить заем.

- Есть у вас предложения для инвесторов, и есть ли для вас разница, является клиент заемщиком или инвестором МФО?

- Кардинальной разницы нет, т.к. в первую очередь он – физлицо. Вместе с тем, мы понимаем, что это разные сегменты клиентов. У нас есть идеи по поводу специальных продуктов для инвесторов. Сейчас мы «пилотируем» такой проект с несколькими партнерами – банками. В дальнейшем будем готовы предложить его МФО. Сразу хочу пояснить, что данное предложение не будет включать в себя рекомендации клиенту по вопросу вложения денег. Это - не наша прерогатива.

- А не будет ли конфликта интересов? Например, МФК исключена из реестра и инвестор обращается к вам с вопросом возврата средств. Как тогда?

- Мы окажем консультационную услугу, если компания вышла из реестра, но исключительно в части вопросов,  куда обратиться с заявлением, как его оформить и т.д. Но пообещать вернуть деньги, – такого мы не делаем и не планируем. Мы, кстати, наоборот, всегда советуем инвесторам при таких обращениях не впадать в панику и не тратить деньги на юристов «с улицы», не верить их обещаниям вернуть средства и терять таким образом еще больше. Недавно мы на несколько дней открывали горячую линию для инвесторов одной крупной компании, исключенной из реестра, с целью снятия паники. Для нас возможный уход крупных игроков-партнеров - это тоже репутационные риски.

- А как быть с заемщиками?

- По своей статистике обращений мы видим, что у клиентов не возникает к нам вопросов  «как не платить по заему?» или «как не вернуть заем?». Они обращаются  к нам со своими бытовыми вопросами. И потом, повторюсь, мы как т.н. «раздолжнители» не работаем.

- А есть ли у вас продукты для самих МФО?

- Мы сейчас разрабатываем их с нашим партнером – НАУМИР. Я думаю, попробуем до конца года их реализовать и предложить рынку.

- Зачем МФО вообще стали смотреть в сторону «коробочных» предложений? Дело в комиссионном доходе?

- Не только. Я бы сказал, что мы помогаем МФО не только зарабатывать, но и видеть определенный жизненный цикл клиента. Что это значит? Продав, например, ту же самую страховку, кредитор в большей степени «закрывает» собственные риски.  Продавая наш продукт, он дает клиенту сервис, которым тот пользуется на протяжении определенного срока. Мы предоставляем статистику по обращениям, позволяющую понять, на что действительно взяты средства (например, у кого-то проблемы с наследством, кому-то нужно купить ребенку лекарства), зафиксировать момент возникновения сложностей в жизни клиента (когда можно предложить реструктуризацию, чтобы клиент остался лоялен к кредитору) и так далее. В принципе, на сегодняшний день мы видим пока еще небольшое, но стабильное количество пролонгаций договоров займа, заключенных с клиентами, которым мы помогли справиться с правовыми вопросами.

- В банковском секторе волна ввода «коробочных» продуктов началась еще в 2014-2015 году. На сколько микрофинансовый рынок готов подхватить эту тендецию, насколько охотно они формируют такие предложения?

- Ели говорить про крупнейшие МФО, все они используют те или иные комиссионные решения: страхование имущества и\или жизни, юридические консультации, телемедицину. Менее крупные игроки постепенно тоже к этому приходят. Во многом это обуславливается и тем, что МФО стали внимательнее, лояльнее относиться к клиентам, готовы расширять сервисные наполняющие. Есть компании, которые уже формируют комбо-продукты, состоящие, например, из страхования и юридических консультаций или страхования и телемедицины. Зачем? Это снижает риск негатива со стороны клиента. Плюс, опять-таки, для отслеживания его «жизненного цикла».  Думаю, через какое-то время, ввиду изменяющегося регулирования, к поиску оптимальных путей увеличения маржинальности придут и небольшие компании.  

- Раз уж мы заговорили про регулирование. В силу последних изменений многие эксперты прогнозируют снижение количества МФО с госреере вплоть до 35%. Вас не пугает такое сокращение потенциальных партнеров?

- Банковский сектор тоже был не очень стабилен вплоть до последнего времени: была масса регуляторных новаций, многие наши партнеры ушли. То же самое происходит с рынком МФО, который, к слову, все еще достаточно молод. Он формируется. Кто-то уйдет,  кто-то другой станет крупнее. Мы понимаем, что регулятор делает все не просто так и стремится к стабильности рынка как для инвесторов, так и для заемщиков. И мы стараемся не обращать внимания на негативный фон в СМИ. Мы верим в перспективы роста микрофинансового рынка.  

Источник: https://www.npmir.ru/news/mfo-news/detail.php?ID=3889
© npmir.ru

Наши награды

Наши партнеры